<< Главная страница

Михаил Чулаки. Человек эпохи глубокого патриотита




Конечно, патриотическое воспаление, так сказать - патриотит, которым страдают многие наши сограждане, можно понять. И даже простить. Когда живется плохо или очень плохо, сама собой является мысль, что окрестные народы и государства ополчились против несчастной России, стремятся ее уничтожить или поработить, отчего и происходят все протори и нестроения на Святой Руси.
Патриотит переносится так же мучительно и так же трудно уступает лечению, как паротит, панкреатит, простатит, наконец.
Один мой знакомый романист исполнил недавно очередной свой до боли реалистический труд под названием "Роман с простатитом". Действительно трагедия: мужчина объят волшебной страстью, хочет любовно воспарить - но аппаратура работает ненормально и желанный приапический старт заканчивается припадком простатита. Вместо наслаждения -. прискорбная колика. Хочется поверить в сглаз, в порчу, во вселенский заговор против национального генофонда, но неплохо бы честно вспомнить про случайные обьятия пьяных менад с закономерным триппером в придачу. Крошечные такие, невидимые глазом кокки убивают большую любовь.
Причины переживаемой национальной трагедии также малоаппетитны. В поисках духовных путей мы всегда забываем про презренную плоть. Римляне выродились, и великая империя пала, потому что столица мира снабжалась водой через свинцовый водопровод. Поколения гордых победителей Ганнибала и Митридата получали свинцовые отравления. И дегенерировали в конце концов.
Наследники победителей Гитлера являют собой сегодня жалкую картину на призывных пунктах: олигофрены, алкоголики, наркоманы составляют десятки и десятки процентов юношества. Прямые шизофреники, эпилептики образуют фон, на котором неврастеники выглядят почти здоровыми и пополняют "непобедимую и легендарную". Бывших уголовников отсеять невозможно, потому что иначе некого призывать под ружье. А потом казармы превращаются в подобие исправительных лагерей, самоубийства и единичные убийства уже не удивляют никого, а расстрелы караулов становятся сенсацией не дольше, чем на неделю.
Впрочем, и на гражданке не лучше. Алкоголик забыл перекрыть кран, и сотня тонн мазута залила до того прозрачную уральскую речку, обитель форелей и хариусов. Другой алкоголик варил арматуру без должной изоляции - и спалил корпус завода. Третий поджег лес. А уж бытовых убийств, когда семейные споры разрешаются топором или дуплетом из охотничьего ружья, гораздо больше, чем волнующих воображение покушений профессиональных киллеров.
Дикие эти трагедии, сотни тысяч преждевременных смертей в год мало нас ужасают. Мы привыкли и сделались необыкновенно жестоки. И хваленая русская духовность, сочетающаяся с равнодушием и жестокостью, выглядит манией величия обитателя желтого дома. А хронический патриотит, выражающийся в разговорах о мессианской роли России, есть коллективный бред величия - такая же клиника, как и бред индивидуальный.
Мы вымираем, о чем объективно свидетельствует статистика. Но вымираем не из-за происков врагов, а исключительно по собственной воле. Отравляясь индивидуально и коллективно. Экономи-ческие неурядицы наши - только следствие. Как следствием были поражения римлян от полчищ варваров. Поражения ведь терпели уже отравленные воины.
Очень хорошо это видно в деревне. Там главный показатель: пьющий хозяин или непьющий. В смысле - такой, что не пропивается в дым. Кто не пьет и работает - и сегодня живет сносно. Иногда - очень хорошо. Правда, до тех пор, пока не подпалят из зависти пьющие соседи.
И дело не в экономической системе: процветает достаточно социалистическая Швеция, процветает и совершенно капиталистическая Швейцария. Дело в привычках, в уровне культуры. Чахлые поля, заросшие сорняками, переходят от самодержавия к коммунизму, от коммунизма к неокапитализму. Так же как и непроезжие дороги, загаженные дома.
Водка сделалась образом жизни, паролем: пей с нами, пей как все, пей больше всех - или ты чужак, не то больной, не то шпион. В некоторых кругах таким же паролем делаются уже и более сильные наркотики: кури с нами гашиш, нюхай кокаин, колись героином - или ты подозрительный тип!
Сейчас принято с иронией вспоминать отчаянную кампанию против алкоголизма времен раннего Горбачева. Действительно, много было смешного - вплоть до изъятия сцен питья из книг и фильмов. Но куда интереснее и поучительнее вспомнить, как единодушно поднялись широкие народные массы. Стояние в водочных очередях явилось формой протеста, единственно возможной политической демонстрацией в нашей тогда еще несвободной стране!
Народ стерпел голод на Украине в начале тридцатых и массовый террор, народ терпел новое крепостное право и безжалостную цензуру - отнятия водки народ не стерпел. Таковы национальные приоритеты, таков автопортрет современной России. Кстати, уместно вспомнить, что и Октябрьская революция произошла после трехлетнего сухого закона, истощившего терпение народа-богоносца.
"Веселие Руси есть пити" - гордо повторяем мы за князем-крестителем и вот уже тысячу лет выражаем таким образом свою самобытность.
Беречь собственное здоровье в России почитается почти неприличным. Русские путешественники смеются над всякими там американцами, которые "помешались на своем здоровье".
Можно, конечно, перебиваться и так - вплоть до полного вымирания. Но тогда нужно гордиться и средней продолжительностью жизни в 50 лет, объявить, что доживать до седин неприлично и непатриотично.
Следующий шаг в этом направлении: неприлично быть вообще здоровым и умным.
Можно доживать и так, до ненависти завидуя разумным зажиточным соседям. Соседям, которые не могут не бояться нашего переменчивого алкогольного нрава, наших дегенеративных политиков, зовущих к новых походам, реваншам, восстановлениям в границах давно прошедшего года... Но хочется все-таки надеяться, что Россия возродится, надеяться, что необъятные наши просторы не превратятся сплошь в свалки и кладбища.
Свято место пусто не останется, тем более что подпирают нас с юга перенаселенные мусульманские страны, а мусульмане, во всяком случае, почти не пьют, а потому гарантированно переживут сильно пьющего соседа. Не надо и объявлять джихад - достаточно подождать еще лет даже не пятьдесят, а каких-нибудь двадцать пять, наверное.
Хочется все-таки надеяться, что Россия сохранится. Но для этого нужно осознать подлинные опасности, грозящие нашей стране. Патриотизм - не в подозрительности к соседям, не в самовосхвалениях, не в бесконечной пьяной болтовне о непознаваемости русской души - это прямые пути к смерти. Патриотизм прежде всего требует умного и честного взгляда на современный мир. Мир, который неузнаваемо изменился за последние два-три десятилетия.
Нашествие на Русь - реальность. Нас завоевывают и уничтожают каждый день и час. Только вот помутневшим своим взглядом воспаленные патриоты не различают подлинного врага, пытаются обороняться от вчерашних фантомов, подобно тому как больной в белой горячке видит зеленых чертей на лампе и гоняется за ними с берданкой. И даже могучее ведомство ФСБ не понимает и не видит подлинной опасности, подлинного врага. Розовощекие мальчики все еще играют в казаки-разбойники, ловят шпиенов, укравших какой-нибудь чертежик, - и равнодушны к новой страшной опасности для страны. Точно так же внутреннее КГБ каждого человека - иммунная система - азартно хватает привычных спирохет, но оказывается не готовой к агрессии совершенно нового вируса и разрешает ему свободно размножиться и убить своего хозяина.
Не соседи мечтают отнять у нас земли мы их отнимаем у себя сами, отравляя и делая непригодными для жизни сотни тысяч квадратных километров. Сотни тысяч! Целыми франциями и финляндиями бросаемся. Зачем же тогда кричать о нашей сыновьей любви к Отчизне?!
Осенью прошлого года у левого крыла колоннады Казанского собора состоялся митинг в защиту офицера Никитина. Собралось человек двести под эмблемами 'Мемориала" и "Демвыбора России". У правого крыла той же колоннады митинговали коммунисты под красными знаменами. Тоже человек двести. Симпатии две группы митингантов друг к другу не испытывали, но приходилось сосуществовать.
Дело офицера Никитина тянется давно, обвиняется он в шпионаже, поскольку передал зарубежным защитникам природы данные об авариях на наших атомных подводных лодках, о загрязнении северных морей радиоактивными отходами.
Я не берусь судить, нарушил ли Никитин законы сегодняшней России. Пусть разбираются юристы. Вполне возможно, капитан российские законы нарушил, за что и будет осужден. Нарушали же в свое время советские законы те, кто печатал или хотя бы читал самиздат.
Но я берусь утверждать, что преступны сами законы, которые набрасывают покров Государствен ной тайны на отравление природы.
Нигде в мире не допускалось такое катастрофическое уничтожение природы, как когда-то в СССР. Только у нас умудрились устроить военные учения с реальным применением атомного оружия, попросту говоря, учинили против самих себя ядерную агрессию - недаром почти все участники тех маневров уже преждевременно умерли, немногие живые страдают тяжелыми недугами. Но если бы кто-то в то время разгласил сведения о маневрах и их последствиях, он был бы в глазах советской Фемиды шпион, предатель и вполне законно получил бы максимальный срок - если бы не был патриотично расстрелян.
Точно так же осудили бы в полном соответствии с самобытными нашими законами и того безумца, который поведал бы о катастрофе на комбинате "Маяк", когда отравленными оказались сотни квадратных километров вод и земель, где жили тысячи людей. Сколько иx умерло? Сколько болеет и преждевременно умирает еще и сегодня?
Наша страна произвела на своей обширной; но все-таки не безграничной территории и около сотни "мирных атомных взрывов" - естественно, "в интересах народного хозяйства". Народное хозяйство осталось таким же чахлым, зaтo процветали соответствующие ведомства, получившие громадные подряды на устройство ядерных землетрясений. И поныне на теле нашей страны курятся невидимым атомным дымком язвы после этих безумных затей.
Теперь-то мы знаем, что военные и промышленники совершали преступления. Хотя сами они этого не понимали, поскольку их образ мыслей был таков, что отравить, например, цианистым калием любовника жены - преступление, а отравить тысячи невинных незнакомых людей отходами своего завода - нормальная работа.
Образ мыслей военных не изменился, к сожалению, и сегодня. Россия является идеепреемником СССР. Только в России уничтожают баллистические ракеты, подрывая их в воздухе. Сотни ракет взорваны над Алтаем, тонны и тонны страшного яда гептила, который является ракетным топливом, вылились на этот некогда благодатный край. Результаты - как в Чернобыле: почти поголовно больные люди, тысячи преждевременно умерших, дети, родившиеся уродами.
Только что приняли в России новый Уголовный кодекс. По своей идеологии -безнадежно старый.
Причины изначальной устарелости нового Уголовного кодекса очевидны. Ведь модно говорить и слушать, что вся нравственность умещается в библейских заповедях и ничего нового человечество с тех пор не придумало. Закон Моисея, Нагорная проповедь - вот вам и вся мораль. И Уголовный кодекс построен на основе десяти заповедей, принесенных с горы Синай: "не убий", "не укради". Изнасилование подходит под заповедь: "не прелюбодействуй". Хулиган явно нарушает завет "чти отца своего", если трактовать уважение к отцу широко - как уважение к обществу.
Заповеди и уголовные статьи поминутно нарушаются, но, во всяком случае, даже сам преступник знает, что закон человеческий он преступил.
Но в Библии ничего не сказано о необходимости охраны природы, сохранения земли, воды, растений и животных. В свое время ни Моисею, ни Христу не приходило в голову, что существование всего человечества окажется под угрозой из-за огромного количества производимых людьми отходов, из-за истребления живой природы - коллективных легких Земли.
Моисей и Христос не догадались, а Господь Бог в своем всеведении также не подозревал о грядущей опасности.
Поэтому уничтожение живой природы большинством людей и по сей день преступлением не считается.
Спасение только в том, чтобы внедрить в головы большинства современников новую заповедь так же прочно, как "не убий": "Сохраняй землю, воду и все живущее и растущее пуще своей жизни!"
И должна быть поставлена новая заповедь не на одиннадцатое место, а на первое: убийство природы куда более страшное преступление, чем убийство отдельного человека.
Нужно возвести в ранг самых опасных государственных преступлений отравление природы, "среды обитания".
Скромно помечтаем: усвоив новую заповедь, первую из одиннадцати, ФСБ должна будет преобразоваться в Комитет Настоящей Безопасности! КНБ призван неустанно следить и мгновенно пресекать всякую радиоактивную и химическую опасность, будет сохранять каждую пядь родной земли от покушений невежественных военных, корыстных промышленников и одурманенных стрелочников, пускающих под откос эшелоны с хлором или синильной кислотой. Короче говоря, oт подлинных врагов народа, от захватчиков уничтожающих куски России.
Ветераны КГБ и ФСБ в КНБ, я думаю, перейдут - ведь у них тоже любимые жены и дети. И президент подпишет соответствующие указ: иммунитета от отравы и заразы не дают никакие выборы...
Реальный практический патриотизм начинается с того, чтобы беречь свою землю, как бережет хороший хозяин собственный дом: содержать землю в чистоте, чувствовать боль отравленной реки, загубленной птицы как свою собственную.
Реальный практический патриотизм начинается с того, чтобы не отравлять ни себя, ни окружающих. Патриот - человек здоровый. Ведь, отравляя себя и близких своих, каждый на одну миллионную ослабляет и свою, якобы любимую, родину.
Грязная, безобразная жизнь - пропитая, прокуренная, больная - не частное дело.
При нынешнем состоянии умов в обществе и в правительстве неизбежны новые катастрофы всемирного масштаба на территории нашей страны. Россия действительно унаследовала советскую идеологию. И выстраивается очевидная параллель: в СССР афганская война - в России чеченская; в СССР чернобыльская катастрофа - в России... Что-то страшное произойдет и в России. Быть может, сбудутся предупреждения офицера Никитина и разольются атомные отходы в Баренцевом море; быть может, сдвинется земной разлом под атомной станцией в Сосновом Бору, что в ста километрах от Петербурга; быть может, в стократно отравленной Волге произойдет мутация прежде безобидной кишечной палочки и выплеснется на берега великой русской реки новая чума, суперСПИД, опустошая поселения от Ярославля до Астрахани. Что-то огромное и страшное непременно накатит на Русь, если мы решительно не переменим образ мыслей! Не усвоим новую и главную заповедь.

28 июня 1997 г.

Михаил Чулаки. Человек эпохи глубокого патриотита


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация